Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

готовка

Каталог рецептов.

  Внезапно поняла, что без каталога в моих рецептах сам черт копыта переломает. Вот, кое-как распихала.
  Долго думала, как правильно разделить некоторые блюда, в итоге, ни до чего путного не додумалась. В общем, если написано - "мясо с овощами", то запихала это в раздел к мясу, а если, к примеру, "овощи с бараниной" - то они будут в "крупах, бобовых и овощах".
   Не брала ранние - довольно ученические или откровенно фэйловые рецепты (кому охота поржать, пусть отмотает в начало тэга "кулинария"), а также малозначительные записи. Путь пока так повисит, может быть, со временем доведу до большего ума. Кто найдет косяк в ссылках - пинайте, силь ву пле, буду премного благодарна : ))


Collapse )
готовка

Каталог рецептов. ПТИЦА

Птица:

Тактари твигим - куриные ножки в панировке
Такчон - курица с имбирем и арахисом
Тажин из утки с грушами, айвой и красным луком
Галантин курица-ляванги
Цыпленок табака
Галантин из утки с сухофруктами
Куриные крылышки по-корейски - Yangnyeom-tongdak
Хе из куриных потрошков
Ори куи (утиное филе на гриле)
Чахохбили
Якитори из куриных сердечек
Чикен яннем - курица в остром соусе
Карри с курицей, ананасом и жареным рисом
Наггетсы
Курица в меду. Рецепт из "Игры престолов"
Утка с имбирем и цитрусами (другой вариант)
Дважды острые куриные крылья
Куриная отбивная в яйце
Цыплята по-палестински (ну, почти что)
Имбирный цыпленок по-вьетнамски
Паприкаш из цыпленка с нокедлями (paprikas csirke nokedlyami)
Курица генерала Цзо
Курица гунбао
Гуйяш с уткой
Тажин с утиными ножками, нектаринами и грушами
Курица в чесночно-папричной обмазке
Стир-фрай из индейки в соусе чу-хоу
Паштет из перепелиных потрошков. Два варианта
Рийет из утки в портвейне
Утиные языки в воке
Куриные сердечки почти по-иерусалимски
Гусь-2015
Куриная печенка с паприкой
Как правильно пожарить утиную грудку
Тажин из курицы с оливками и зелеными лимонами
Гусь рождественский (2013)
Жареные перепелки
Утка с яблоками и квашеной капустой
Казан не-кабоб - работа над ошибками
Куриные сердечки с рисом и фасолью
Утка с имбирем и цитрусами + полоу на гарнир

"Совиный дом" - уникальное антикафе с совами


  Пару месяцев назад узнала от друзей о том, что совсем рядом с нами есть уникальное место - антикафе, в котором морпжно пообщаться с живыми совами!
  "Совиный дом" расположен недалеко от ст.м.Рижская, на проспекте Мира, во дворе большого сталинского дома. В одной комнате можно выпить чая или кофе и приобрести сувенирную продукцию (разумеется, совиной тематики), а внизу, в специально оборудованном помещении, пообщаться с совами.
  Все птицы родились в питомнике, то есть с детства привыкли к обществу людей, поэтому с удовольствием общаются и не тушуются : ))
Collapse )

Ножики

  Захотелось похвастаться своим стадом : ) Все пчаки у меня - надежные рабочие лошади, хоть и есть среди них экземпляры дивной красоты : ) Предвосхищая частые вопросы - нет, запах стали мне не мешает, да, я предпочитаю пчаки любым другим ножам, да, я пробовала великолепные японские ножи и у меня с ними не сложилось. Любителям посгибаться под бременем белого человека изначально рекомендую смачно поцеловать мой толстый зад и следовать отсюда по вектору :P
 



   Верхний огромный кассоб был куплен в "Дукане Востока" совершенно случайно - просто из-за малюсенького дефекта он попал к уцененным ножам и достала мне за такие копейки, что даже говорить смешно. Мне, правда, приходится держать его за рукоятку поближе к гульбанду, а то пальцы не сходятся, но при разделке он незаменим : )
   Чуть пониже нож для мяса, мой первенец, недорогой и незатейливый. Когда-то он показался мне лучшим пчаком на свете, но со временем появились другие, по-настоящему великолепные... Но работу свою он делает исправно.
  Третий сверху - совершенство. Азиз ака из uzknife опознал его как работу знаменитого Усто Зухреддина. Купила его в любимой галерее "Жемчужина Востока". Использую для шинковки, но он универсален. Баланс как у космического корабля, режет практически сам : ) Рукоять из рога, роскошно инкрустирована серебром и перламутром. Такой узор называется "павлин".
   Ниже мое второе сокровище, я им уже хвасталась. Старобухарский, он же афганка, работы Усто Мамира. Толстенный обух и ланцетная острота. В качестве обвалочного идеален, да еще красив, чертяка, как прям я не знаю, что ; )
   Пятый сверху - чудесный универсальный ножик с рукоятью из моей любимой чинары - с ней пчаки смотрятся такими милыми, домашними. Легонький, с удобной длинной рукоятью, сразу полюбился и мне, и мужу. Подарок Азиза-ака, спасибо ему огромное!
   Ниже - найклассическая классика, маленький чирчик с пластиковой ручкой. Наверное, почти в каждом доме были такие с надписью "Чуст" : ) При всей своей скромности способны служить лет по 40 - у деда такой нож куда старше меня, у него только лезвие истончилось за эти годы : ) Подарил мне его Сергей Смагин. Этот пчак у мужа в любимчиках ходит : )
   Ну и последний, но не по значимости - малюсенький уйгурский пчак. Костяная ручка, латунный гульбанд, идеальная маневренность. Кстати, тонкая ручка очень удобная, пчак в ладони лежит как влитой. Обычно на мастер-классы я заявляюсь с троицей "павлин" - "старобухарка" - "уйгурец", при их помощи можно сделать практически все! : ) Покупала в Дукане Востока вместе с кассобом.
   Ой, что-то я затрепалась : D

Памяти Усто Ашурали Юлдашева

001.jpg

  Сегодня мне пришла очень горькая весть - не стало одного из самых талантливых мастеров керамики Риштана, носителя уникальных знаний, первого ученика и соратника легендарного Ибрагима Камилова, невероятно талантливого человека - Усто Ашурали Юлдашева.
Collapse )

Немного керамики Алишера Назирова на выставке "Гранд Текстиль"


  Сегодня таки дошла до Тишинки, куда на выставку "Гранд Текстиль" моя дорогая Фатима привезла немного керамики Усто Алишера Назирова. Ну да, я б еще попозже приехала, так бы и совсем ничего не осталось... Раскупают ее очень быстро, от чего сердце и болит, и радуется ; )) Всегда провожаю голодным взглядом очередную красоту, уговаривая себя, что свою драконью сущность нужно обарывать, пусть и у других такое чудо будет : ))
Collapse )

Сурайе Алиева. Гончарное ремесло Гиджувана.


http://sanat2013.orexca.com/rus/archive/3-2000/surayo_alieva.shtml

  Богата и разнообразна керамика Узбекистана. Исторически здесь сложилось несколько школ гончарного ремесла, каждая из которых по-своему оригинальна и неповторима. Ярким своеобразием колорита и орнаментального декора отличается керамика Гиждувана, районного центра близ Бухары. Истоки зарождения здесь гончарного промысла уходят своими корнями в глубь столетий, однако самые ранние из сохранившихся образцов гиждуванской керамики относятся лишь к XVIII в. Столетиями Гиждуван снабжал керамикой почти всю Бухарскую область, сюда приезжали учиться гончарному делу мастера из Шахрисабза и Самарканда, Хивы и Ургенча.

  Сегодня, на рубеже веков, керамика Гиждувана наиболее ярко представлена в творчестве братьев Алишера и Абдуллы Нарзуллаевых, потомственных мастеров, представителей шестого поколения династии гончаров. История их семьи - это и история гончарного промысла в крае. Их отцу, известному в республике мастеру Ибадулле Нарзуллаеву, пришлось на своем веку пережить все тяготы, выпавшие на долю ремесленников.

  Еще немногим менее полувека назад традиционные ремесла в буквальном смысле слова погибали, уступая место массовой продукции промышленных предприятий. Искусство гончаров пришло в упадок, исчезла традиция ремесла, переходящая от отца к сыну, стали забываться технологические тайны приготовления глиняной массы и красителей. В 1961 г. в Гиждуване была разрушена последняя гончарная мастерская. Волею судьбы усто Ибадулле пришлось работать на ташкентских, московских, рижских предприятиях, выпускающих керамику. Благодаря этому ему удалось не растратить свое мастерство, сохранить традиции гиждуванской школы гончарного ремесла, развить их и передать своим последователям. По возвращении на родину усто Ибадулло в 1976 г. стал отстраивать свою мастерскую заново. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что гончарное дело в Гиждуване не умерло, сыновья уверенно продолжают дело своего отца.

  Мастерская братьев, расположенная прямо на территории их большого дома в Гиждуване - своего рода мини-предприятие, где налажен весь процесс производства керамических изделий, включающий подготовку глиняной массы и красителей, формовку и роспись уже готовых изделий и их последующий обжиг. В небольшом коллективе, сложившемся из односельчан и единомышленников, каждый занят своим делом. Чаши, пиалы, вазы и другие изделия из керамики, созданные в мастерской Нарзуллаевых, - настоящие произведения искусства. Мастера считают своим долгом работать в рамках едва не утерянной традиции. Для них важно сохранить ее.

  Из Гозлика, находящегося в окрестностях Бухары, братья привозят белую глину. Чтобы поверхность созданных ими вещей не потрескалась, они подмешивают в глину камышовый пух. В процессе обжига он выгорает, создавая микрополости, необходимые для расширения материала при сильном нагревании.

  В гиждуванской керамике известно около 60 традиционных форм изделий. Столь же традиционен и арсенал орнаментальных форм, включающий в себя свыше 300 устойчивых рисунков. Их вариации дают возможность создавать все новые и новые композиции, проявлять свободу творческой фантазии в рамках традиции.

  Основные черты гиждуванской керамики - характерная зеленовато-коричневая гамма, словно вобравшая в себя природные краски края, фигуративная роспись и абровые разводы, вторящие узорам популярных узбекских тканей. "Коричневый тон наше достижение - считают братья Нарзуллаевы. Необычайно теплый по колориту, с золотистым отливом, бархатистый, он действительно придает керамике неповторимое очарование; драгоценными вкраплениями смотрятся на нем желтые, зеленые или синие детали орнамента. Для изготовления красителей мастера используют окиси различных металлов. Следуя традиции гончарного дела Бухары и Самарканда, отдают предпочтение свинцовой глазури. Композиция узора блюд и ляганов состоит, как правило, из центральной части и окружающей ее орнаментальной обводки. Края ляганов обводятся вначале узкой каймой, следующая бывает более широкой и украшается рисунком. Это преимущественно волнообразный растительный побег ислими, а также несложный геометрический орнамент - извилистые линии, косые кресты, ромбы с диагональной штриховкой, точки.

  Всю центральную часть блюда обычно занимает ведущий элемент декора. Например, на темном фоне рисуется большой цветок или птица, а пространство вокруг заполняется растительными мотивами, подчеркивающими красочность основного рисунка. Главный элемент выполняет при этом и функцию осевой симметрии.

  Второй вид композиции - секторный, при которой центральная часть блюда делится на 6 или 8 секторов, заполняемых мелкими растительными узорами. Цветы и растения занимают главное место в декоре изделий. Наиболее часто встречается орнамент "бодомгул" (цветок миндаля), "даста гул" (букет цветов), "парра гул", "мадохил" (медальон). Реже используются геометрические мотивы.

  К числу наиболее часто используемых зооморфных тем относится изображение птиц. Обычно мастера помещают в центре лягана упрощенный рисунок павлина или павлиний хвост "товуспати" (павлинье перо), мотивы "думибургут" (хвост орла), "белая птица", "белый лебедь", "сова". Причем птица зачастую напоминает цветок - это одна из характерных особенностей гиждуванского рисунка.

  Керамика Гиждувана отличается живописностью. Свободное, непринужденное движение кисти придает рисунку легкость и динамичность.

  Сегодня интерес к гиждуванской керамике необычайно велик. Мастерская семьи всегда полна посетителей, а в небольшом экспозиционном зале, организованном в одном из помещений гостеприимного дома, собраны работы деда, отца и самих братьев Нарзуллаевых. В их числе те, которые Ибадулла Нарзуллаев привез из Москвы и Риги. Выставленные на обозрение керамические изделия - своего рода летопись гончарного искусства XX в. Гиждувана.

  Нарзуллаевы постоянно участвуют в областных республиканских и зарубежных выставках. Изделия, изготовленные этими талантливыми мастерами, хранятся в Музее народно-прикладного искусства, Узбекистана, в коллекции Национального банка Узбекистана, в частных коллекциях многих стран мира.
готовка

Курица в чесночно-папричной обмазке.

курица в чесночно-папричной обмазке

   Совершенно случайно повстречалась в магазине с фермерской курицей - они решили для эксперимента заказать. Курочка была бройлерной, но с красивой желтой шкуркой и без лишнего жира - всего на 2300 гр. Решив, что с этой дамой нужно обращаться деликатно, я захотела запечь ее на ростере.
  Мой ростер, китайский, представляет собой просто металлическую тарелку с отверстиями и две гнутые проволоки. Душа, конечно, просит роскошного глиняного, но держать такую объемную посудину ради 3-4 раз в год запекаемой птицы мне пока кажется излишеством.
   Для начала хорошенько натерла курицу солью снаружи и внутри, оставила на столе согреться и просаливаться.
   Две большие головки чеснока мелко нарезала, сложила в ступку, добавила немного соли и растерла в однородную пасту, постепенно добавила несколько ложек паприки (смешала острую, сладкую и копченую). Очень сильно загустевшую смесь разбавила парой капель воды и ложкой оливкового масла. Получилась очень густая, но пластичная паста.
   Густо намазала курицу чесночно-папричной смесью (громко напевая ей: "Хэ-эй, красотка, хорошая погодка" ; )) Немного смеси вложила внутрь. Закрепила птичку на постаменте, домазала смесь так, чтобы она вся была покрыта слоем обмазки.
  Разогрела духовку примерно до 180 градусов. Плеснула чуточку воды в блюдце ростера (чтобы жир не горел), воткнула в птичку термометр, поставила ростер в противень и отправила все это сооружение в духовку.
  Периодически обмазывала курицу жидкостью из ростера, не давая поначалу обмазке сильно пересыхать. Но за те 50-60 минут, что птица запекалась, она все же высохла и даже немного подпалилась, но это вовсе не страшно.
  Потому что как только термометр показал 70 градусов (я не считаю целесообразным прогревать ее сильнее), птичка была извлечена из духовки и вся обмазка была с нее аккуратно счищена.
  Конечно, можно пожалеть, что у курицы не получается хрустящей корочки, но это в полной мере компенсируется ее нежностью и ароматом : ))
готовка

Гусь-2015.

гусь-2015_2

  Таки хотела поругаться за форшмак, но начинать новогодние рецепты с ругани не стоит, поэтому за форшмак скажу попозже. А пока - гусь.
В этот раз он из рождественского стал новогодним, потому как ни времени, ни едоков до 31-го не нашлось. Но птичке это только на пользу пошло... Но обо всем по порядку.
  Мой чудесный фермер, видимо, обиделся за то, что прошлогоднего гуся я обозвала "канарейкой", и в отместку притащил мне вот такого птеродактиля на 5 кг весом... Я уж думала, мне его сидя запекать придется ; ))
Collapse )
готовка

А.Ремизов. "К Морю-Океану".

У девяти дубов, между двенадцатью корнями стоит избушка на курьей ножке.

Тихо обошли они дубы вокруг избушки, робко заглянули в три окна. Но тихо: не повернулась к ним избушка, ее не повернула куриная нога. И в окнах ни души, не слышно крика, ни шума, ни суетни, – знать, покинула ведьма избушку!

На крыше сидела серая сова – чертова птица, а у курьей ноги, у дверей, пригорюнясь, сидел Коловертыш: трусик не трусик, кургузый и пестрый, с обвислым, пустым, вялым зобом.

– Лейла, какой печальный Коловертыш!

– Слепой, как птица сова?

– Сова не сова, а глазастый и зоркий: днем и ночью разбирает дорогу.

– А это что у него за мешок?

– Это зоб, туда он все собирает, что ведьма достанет: масло, сливки – и молоко, всю добычу. Наберет полон зоб и тащит за ведьмой, а дома все вынет из зоба, как из мешка, ведьма и ест: масло, сливки и молоко.

– Вот чудеса: Коловертыш!

– Да, Коловертыш.

Они поднялись по ступенчатой лестнице к двери, чуть приотворили дверь – на мышиный глазок, но Коловертыш остановил их.

– Нет ведьмы, – сказал Коловертыш, – нет хозяйки: парившись в печке, задохнулась Марина уж тридцать три года.

– Эко несчастье!

– Бедняжка! Неужто задохнулась в печке?

– Тридцать три года! – взгрустнул Коловертыш.

– А ты сам Коловертыш?

– Я сам Коловертыш, а бывало-то...

– Что, что бывало?

– А бывало-то, месяц стареет и ведьма стареет, месяц молодеет и ведьма молодеет, вчера она старая кваша – и не посмотришь, а завтра посмотрит и сделает пьяным. А горька, как сажа, сладка, как мед, надменна, как вепрь, язвительна, как слепень, ядовита, как змея. Разрывала Марина оковы, что твою нитку, захочет – змея уймет, его ярое жало, а захочет – суше ветра иссушит, суше вихря, суше подкошенной травы. Вот была она какая!

– Марина-ведьма! – подхватила Лейла.

– Марина-ведьма, уж тридцать три года...

И, вспомнив Марину-ведьму, свою хозяйку, о себе рассказал Коловертыш, как ему скучно, – закрылись все радости, встретились напасти! – и не знает он, что ему делать, – ничего не видит от несносной печали! – и куда ему деться, оголодал он! – без Марины-ведьмы, без своей хозяйки.

– А как тебя сделала ведьма? – допытывалась Лейла.

– Из собаки сделала, мудрено меня сделала ведьма: ощенилась наша собака Шумка – Шумку волки съели! – взяла ведьма место – там, где щенята у Шумки лежали, пошептала, перетащила в избу в задний угол под печку, а через семь дней я на белый свет и вышел. Я – Коловертыш, вроде собачьего сына... Съешьте меня, Бога ради, мне скучно!

– Что ты... мы вовсе не серые волки! Да полно, чего горевать, ну, чего? Ты и другую найдешь, ну, не Марину, ты другую найдешь... Шумку!– растрогалась Лейла, хотела утешить беднягу, который вроде собачьего сына.

Коловертыш был неутешен: трусик не трусик, кургузый и пестрый, с обвислым, пустым, вялым зобом, – бултыхал Коловертыш пустым, вялым зобом.

– Кого нет, того негде взять... Съешьте меня, Бога ради, мне скучно! – не унимался бедняга, капали крупные слезы из собачьего, верного глаза.

Лейла туркнулась в дверь. И они попали в избушку.

У самых дверей – ступа, из ступы, как заячье ухо, торчал залежанный войлок: видно, в ступе свил себе прочно ночное гнездо Коловертыш, и рядом со ступой помело длинное, под потолок, и кочерга, а по углам пустая посуда, – в пустую посуду Коловертыш выкладывал когда-то из своего зоба добычу: масло, сливки и молоко, – а на стене, в красном углу болтался замызганный, лысый воловий хвост и ожерельем висели вокруг сушеные змеи, кузнечики, песьи кости, ящерицы, акулье перо и рога оленьи, а на треногом столе – корки, крошки и черепки, а у печки – громовый камень, угли, кремень, кресало, горшок золы: – знать, у печки распоряжалась сова. И везде паутина – по щелям, по потолку, по углам.

Вот где жила ведьма Марина: старела, как месяц стареет и молодела, как молодел старый месяц, а горька, как сажа, сладка, как мед, надменна, как вепрь, язвительна, как слепень, ядовита, как змея, захочет – змея уймет, его ярое жало, а захочет – суше ветра иссушит, суше вихря, суше подкошенной травы.

– Съешьте меня, Бога ради, мне скучно! – тянул свое Коловертыш, кряхтел за дверью, у курьей ноги.

Вот где живет Коловертыш, ничем неутешен и никогда – ни днем под солнцем, ни ночью под месяцем, ни ранними росами, ни вечерней зарею, без Марины-ведьмы, без своей хозяйки, верный ведьмин помощник – Коловертыш, который вроде собачьего сына.

Постояли они в избушке, поглядели, подумали, – и за порог. И у девяти кудрявых дубов опять постояли, поглядели, подумали да, напившись ключевой воды у обожженного молнией среднего мокрецкого дуба, дальше – в недальний, неближний трудный путь по тернистой, унылой тропинке за широкую Булат-реку искать море, Море-Океан.

– Прощайте! Прощай, Коловертыш!

Коловертыш не тронулся с места, и лишь сова вспорхнула на оклик...

– А ведьмины кости, косточки, костки черный ворон в поле унес, Ворон Воронович, уж тридцать три года, а собаку Шумку... Шумку волки съели, уж тридцать три года! – кричала вдогонку сова – чертова птица, серая, кричала с задавленным хохотом.